Последние новости
» » Был бы омут, а «Дьявол» будет

Был бы омут, а «Дьявол» будет

3-05-2018, 08:32
Просмотров: 9
Версия для печати
Был бы омут, а «Дьявол» будет

Молодежный театр КМТО «Премьера» и впечатляющая петербургская постановочная группа: режиссер Денис Хуснияров, сценограф Эмиль Капелюш, композитор Виталий Истомин и художник по свету Игорь Фомин — выпустили заключительную премьеру сезона по повести «Дьявол» Льва Толстого, которой петербургский же драматург Ася Волошина подарила полнокровную плоть пьесы с тихими заводями и чертовски бурными водоворотами.


Тихие омуты


Волошина работала с классикой по заветам Товстоногова — как с современным текстом и пересыпала монотонный ход повести, словно репликами-манками, цитатами из «Евгения Онегина», Ницше и Леонида Андреева. Чего стоит один только вроде бы не самый важный дядюшка (заслуженный артист России Дмитрий Морщаков), что вычитывает в подписных изданиях, будто «русские дети любят сказку о трех братьях Карамазовых», где отца убил «четвертый незаконнорожденный сын» — «сказка учит быть верными и не заводить детей на стороне».


Нечем черту играть, так углем да поиграет


Сценограф Эмиль Капелюш растянул мир поместья, где Иртенева (Алексей Замко) рвет напополам любовь к крестьянке Степаниде (Полина Шипулина) и супруге Лизе (Анастасия Радул) вдоль жердей и льняных холстов. Над ними плывет, не соприкасаясь с народами песнями, скрябинская по духу музыка Виталия Истомина и чудесные фольклорные танцы Анжелы Сердюковой, слово передающие привет другому спектаклю Молодежки — «Грозе». Впрочем, добрая треть «Дьявола» — это почти хореографическое, сплетающее ритмы взаимодействие артистов.


Чем черт не шутит


Режиссер Денис Хуснияров добился от артистов какого-то необыкновенного ансамбля, что звучит странно применительно к ансамблевой Молодежке. В нем истерики Иртенева, светскость его матушки Марьи Павловны (заслуженная артистка Кубани Людмила Дорошева), слащавость дневниковых монологов Лизы, каменная поступь ее родительницы Варвары Алексеевны (Наталья Денисова) на поверку оказываются лишь частью фантасмагории с монотонными интонациями повторения. И да, в нем особое место у многоголосой старухи Евдохи (Юлия Макарова).


Черт не возьмет, а Богу не надо


«Дьявол», даже будучи еще не вполне сложившимся спектаклем, удивительным образом полемизирует с поздним и потому строгим к человеческим слабостям Толстым, жалостливо опуская полотно небеленого льна, дымки и контрового света Игоря Фомина над героями после сразу трех финалов. И они накрепко соединены между собой еще недавно казавшимся комически окрашенным приемом, намертво впечатывая в зрителя двенадцать слов финальной реплики: «Мир движется вперед благодаря тем, кто страдает… А-а-а, так это Лев Толстой».



Источник
Рейтинг статьи: